Software

    English French German Spain Italian Japanese Korean Chinese Simplified
  • Основной Сайт
  • Flash Сайт
Самоорганизующаяся Система Smart-MES является форвардом IT-прогресса!

Ядерная катастрофа заложена в ментальности человека


Из госкорпорации «Росатом» получил лаконичное письмо №1-4/46154 от 06.12.2013 за подписью первого заместителя генерального директора Каменских И.М. на мои обращения к Президенту РФ, в Правительство РФ, в ГД РФ, в СФ РФ по вопросу безаварийной новейшей технологии эксплуатации АЭС согласно нашей Теории аварий. В данном письме «Росатом» информирует о прекращении со мной переписки по данному вопросу. Но весь казус заключается в том, что я переписку с «Росатомом» и не начинал. Поэтому со мной её прекращать не имеет никакого смысла. Это и есть пример ментальности Руководства России.

Ментальность – относительно устойчивая совокупность установок и предрасположенностей воспринимать мир определенным образом. В этой связи привожу несколько высказываний по состоянию дел в атомной отрасли.

Вот что говорится в статье «Басманный суд против ядерной безопасности Санкт-Петербурга» (Олег Бодров, Андрей Талевлин): «Опубликованы статьи, направлены обращения тысяч сосновоборцев к Президенту России, руководству «Росатома». Но эти голоса не хотят слышать те, кто живет в Москве, в 800 км от места возможной аварии. Они присвоили себе право в угоду интереса бизнеса решать судьбу тех, кто живет в непосредственной близости от опасных объектов».

В России выпущена книга «От Хиросимы до Фукусимы» (Владимир Сливяк), критикующая отечественную атомную промышленность. В ней подробно освещены как ядерная авария в Японии весной 2011, так и риск повторения ядерной катастрофы в России. Большое внимание в книге уделяется неудовлетворительному уровню безопасности объектов атомной промышленности и недостаткам проектов строительства новых АЭС. В книге рассматривается, что сделали руководители атомного ведомства и политики для того, чтобы оградить россиян от ядерных катастроф, аналогичных Фукусиме и Чернобылю. К сожалению, ситуация прискорбна – практически все действия лиц, принимающих решения, сводились к убеждению населения в том, что делать ничего не надо, так как безопасность в России уже на высоком уровне. Тем не менее, действительность слишком далека от этого утверждения, а в российской атомной промышленности сегодня сосредоточено колоссальное количество проблем.

Вот что сказал Николай Кутьин, руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору: «Что произошло на атомной электростанции Фукусима после штатного и правильного срабатывания всех автоматических систем защиты – для нас загадка».

В статье «Урановая проблема и строительство новых АЭС в России» (Александр Портнов) сказано: «Cпециалисты из отрасли уходят по возрасту либо «их уходят», заменяя «менеджерами». А без кадров, перефразируя известное высказывание классика, усилиями которого была создана основа атомной промышленности СССР, порушится всё окончательно».

Из всех этих высказываний легко делается вывод о ментальности руководства атомной промышленности, которая заключается в том, что это самое руководство просто узурпировало атомную отрасль и поставило свои интересы выше общественных. Оно, видите ли, вправе решать, нужна абсолютная безопасность АЭС или не нужна. Оказывается, что бестолковые многотонные «кастрюли» под реакторы ну просто необходимы для безопасности, а вот безаварийная высокоинтеллектуальная технология эксплуатации АЭС совсем не нужна.

Но ведь атомные электростанции возводились всем миром, когда данных руководителей «Росатома» ещё и не было в живых. Поэтому народ, претерпевая постоянную опасность ядерного заражения от сегодняшних АЭС, устаревших и морально, и физически, вправе вмешиваться и с критикой, и с инициативой.

Атомная отрасль это не тот случай, когда можно так запросто отмахиваться от любых инициатив, как от назойливых мух. Тем более если эти инициативы направлены на абсолютную безопасность АЭС, и на их ориентацию быть полностью безаварийными. Ведь «Росатом» не нам отказал в переписке, а фактически всему народу запретил иметь уверенность в безопасности АЭС.

Обращение к Президенту РФ Путину В.В. об инициативе по безаварийной технологии АЭС на системе Smart-MES его службой направляется по компетенции в «Росатом». Но когда данная инициатива завершается бюрократической отпиской, то говорить о компетенции именно в информационных технологиях уже не приходится, так как там подобных специалистов просто нет.

Само же Обращение имеет следующее содержание: «Сообщаю, что нами разработаны: Безаварийная технология эксплуатации АЭС, Информационная система предупреждения аварийных ситуаций на энергоблоке и Теория аварий. «Росатом» является государственной корпорацией, поэтому вопросы безопасности общества должны стоять выше корпоративных интересов. Считаю, что все нами предлагаемые инновационные идеи и решения, связанные с безаварийностью АЭС, должны рассматриваться с доброжелательной тщательностью, исключая бюрократизм. С высокой трибуны Вы говорите о выделении огромных финансовых средств на увеличение безопасности АЭС, а у нас уже многое сделано не просто для увеличения безопасности, а вообще для достижения полной безаварийности АЭС».

После первого обращения «Росатом» затребовал предоставить различные бумаги и доказательства того, что это самое уже работает. Мы предоставили Технико-экономическое обоснование Технологии безаварийной эксплуатации АЭС и увеличения энергоэффективности на Системе Smart-MES «MES-T2 2020» на 120 страницах. В этом ТЭО мы подробно осветили все аспекты нашей Теории аварий, привели описание перспективной Smart-MES и раскрыли технологию предупреждения аварийных ситуаций, которая мгновенно выявляет все некорректности на энергоблоке, вообще не доводя ситуацию до срабатывания противоаварийной автоматики и защит.

Ниже приведены электростанции, на которых было апробирование предыдущих версий Системы в прошлые годы, начиная с 2002. А конкретнее, была выполнена черновая адаптация всех расчётов ТЭП. Но по финансовым трудностям самих электростанций полномасштабного внедрения с нашим авторским сопровождением так и не было ни на одной электростанции. Поэтому не по нашей вине на многих электростанциях Система фактически не эксплуатируется.

Вот эти электростанции: ТЭЦ ЧМЗ, Сосногорская ТЭЦ, ТЭЦ-1 Норильскэнерго, ТЭЦ-2 Норильскэнерго, ТЭЦ-3 Норильскэнерго, ТЭЦ Бийскэнерго, Приморская ГРЭС, ТЭЦ-9 Иркутскэнерго, Пермская ТЭЦ-9, Кольская АЭС, Воркутинская ТЭЦ-2, Каширская ГРЭС, Елабужская ТЭЦ, Тюменская ТЭЦ-1, Свердловская ТЭЦ.

За это время с учётом богатого опыта общения с электростанциями Система выросла до Smart-MES «MES-T2 2020» и приобрела значительные конкурентные преимущества над всеми зарубежными аналогами по лёгкости адаптации и по скорости расчётов.

Так в чём же суть ментальности руководителей «Росатома»? Всё очень просто – сторонних не пускать и близко. Никто в «Росатоме» не стал утруждать себя мыслью, что лучше на ранних стадиях выявить некорректность на энергоблоке (ошибка оператора, ложное срабатывание автоматики, износ оборудования) и её своевременно устранить, чем при внезапной остановке энергоблока всех наивно убеждать, что всё в порядке и радиация в норме.

И вот снова авария на атомной электростанции. И снова остановился энергоблок 11 июля 2014 на Курской АЭС посредством срабатывания автоматики. И снова не знают, по какой причине. И снова всем объясняется, что радиационный фон в норме. И снова все могут спокойно перекреститься, мол, опять пронесло.

Все средства для обеспечения безопасности АЭС условно можно разделить на статические (пассивные) и на динамические (активные). Так вот, на всех АЭС в России используются только пассивные средства безопасности, которые спокойно ждут своего часа, чтобы сработать в нужный момент. Но по закону «подлости» могут и не сработать. Яркий пример – авария в московском метро.

Образно это можно сравнить с войной, где при пассивной защите отряд сидит в окопе и ждёт, когда нападут, а при активной защите используют разведчиков, чтобы при нападении своевременно уйти в сторону и вообще избежать столкновения. В данном случае всем понятно, что знание заранее всей ситуации всегда лучше, чем отсутствие информации. И это может обеспечить система Smart-MES. Тогда и не возникнут ситуации с внезапными остановками энергоблоков, которым подвержены все российские АЭС.

В письме №9/04/3100 от 08.07.2013 из ОАО «Концерн Росэнергоатом» сказано: «Для обеспечения безопасности АЭС применяется концепция глубоко эшелонированной защиты, основанной на применении системы физических барьеров. Для своевременного обнаружения дефектов на АЭС используются современные средства диагностики, позволяющие предотвратить отказы оборудования и недопущение их перерастания в аварии».

Почему же тогда атомные энергоблоки внезапно останавливаются, если всё на АЭС предусмотрено? Или всё-таки в «Росатоме» не всё в порядке? А как сделать, чтобы было всё как надо, не знают даже в ИПУ РАН.

Недавно в Москве прошло XII Всероссийское совещание по проблемам управления (ВСПУ-2014) в ИПУ РАН, для которого мы подготовили два доклада: «Технология предупреждения аварийных ситуаций на атомных электростанциях с использованием MES-Системы «MES-T2 2020»» и «Новая концепция самонастраиваемости MES-Системы «MES-T2 2020» для управления любым непрерывным производством и электростанциями». При этом на стадии отбора первый доклад забраковали, а второй одобрили.

Мне было вначале невдомёк, как же можно такую важную проблему, как безопасность АЭС оставлять без внимания, а потом понял, что этой проблемой ИПУ РАН сам занимается давно и безуспешно, и конкуренты ему не нужны. Для ВСПУ-2014 учёные из ИПУ РАН по тематике АЭС подготовили три доклада: «Эволюция АСУТП АЭС для ВВЭР, проблемы, нерешенные вопросы, новые угрозы и возможные направления развития», «Автоматизация атомных электростанций – опыт ИПУ РАН» и «Интеграция баз данных при разработке систем верхнего (блочного) уровня АСУ ТП АЭС».

Но в этих докладах ни слова не говорится о возможности создания безаварийных АЭС. Мало этого в первом докладе сказано о необходимости разработки АСУТП АЭС четвёртого поколения, и что современные программно технические средства АСУТП не годятся для АЭС. Также сказано, что необходима унификация и сокращение номенклатуры средств и программного обеспечения, повышение самодиагностики АСУТП и её защищенности, обеспечение участия в маневренных режимах для поддержания частоты в энергосистеме, обеспечение кибербезопасности.

Вот так здорово, оказывается, кибербезопасность очень нужна, а ядерная безопасность, получается, не очень. Или ИПУ РАН просто не знает, как к ней приблизиться. Когда «Росатом» утверждает, что на всех АЭС с диагностикой всё в порядке, а ИПУ РАН заявляет обратное, но без конкретных предложений, направленных на увеличение безопасности АЭС, то вывод напрашивается только один, что проблемы есть.

В аннотации к нашему докладу сказано следующее:

Фирма ИнформСистем предлагает на проблему безопасности АЭС посмотреть несколько с другой стороны, т.е. не с конца, как сейчас, а с начала, или рассматривать не конечную стадию аварийной ситуации, когда срабатывают защиты, а начальную стадию, когда данная аварийная ситуация еще только зарождается. Обычно, когда срабатывает защита, то по инициативным сигналам пытаются понять первопричину аварийной ситуации. Но ведь эту первопричину можно выявить заранее, не доводя процесс до срабатывания защиты. В действительности же сразу может зарождаться несколько аварийных веток, и никто об этом даже не подозревает. Когда же в какой-либо ветке некорректные возмущения наберут критическую массу, то это и означает, что уже пора бы сработать защите. Но почему же необходимо сложнейшее и опасное для всего народа производство держать в постоянном внутреннем напряжении, когда можно вообще все возникающие некорректные возмущения гасить при их появлении. А это означает, что создание критической массы некорректностей в принципе будет не возможно, а, следовательно, и защиты никогда не сработают и вынужденных остановок энергоблока не будет, но не будет и никакой опасности для народа вообще.

Казалось бы, ничего здесь сверхъестественного не сказано. Но официальные лица «Росатома» с нежеланием вникнуть в нашу Теорию аварий, которая базируется на Теории катастроф, фактически категорически не желают сделать все АЭС безаварийными.

В выше указанном письме директор по производству и эксплуатации АЭС «Росэнергоатома» заявил, что вероятность аварии составляет 0,00001 в год на реактор. Но эта цифра вероятности аварий хороша только для конструктивных сравнений, а не для успокоения народа. Фактически же согласно теории вероятностей это звучит следующим образом.

Вероятность появления разрушительной аварии атомного энергоблока с радиационными выбросами очень маленькая, но эта авария может произойти в любой момент.

Поэтому и необходима динамическая безопасность АЭС на системе Smart-MES, которая в реальном времени каждую секунду просматривает абсолютно всю ситуацию на энергоблоке, касающуюся и износа оборудования, и ложного срабатывания автоматики, и ошибок оператора. Таким образом, система действует в опережение, постоянно выискивая все некорректности, для своевременного их устранения.

Почему именно система Smart-MES? Потому что её самоорганизация позволяет мгновенно в реальном времени модернизировать алгоритмы диагностики, обеспечивая быструю реализацию современных когнитивных алгоритмических идей.